Главная / История шахмат

Юрий Львович Авербах

 

О ПРОИСХОЖДЕНИИ ШАХМАТ 

 

Логично предположить, что такая сложная игра, как шахматы, не могла воз­никнуть на пустом месте. Несомненно, что ей должны были предшествовать какие-то более простые игры. Поэтому наше исследование мы начнем с поиска и изучения таких игр, чтобы попытаться установить истоки шахмат, понять причины, приведшие к их возникновению.

 

 

Византийские шахматы, Затрикион

 

Начать придется с самых далеких времен. Около пяти тысяч лет назад в плодородной долине Инда возникла цивилизация городского типа с центрами в Мохенджо-Даро и Хараппе. При раскопках, проведенных уже в наше время, среди других предметов были найдены игральные доски и фишки. Это доказывает, что уже в самые древние времена в Индии существовали настольные игры, хотя их правила нам неизвестны.

Во втором тысячелетии до н.э. цивилизация Мохенджо-Даро и Хараппы стала приходить в упадок и, видимо, уже совсем исчезла, когда предки индо-европейцев - арии появились на северо-западе Индии. Примерно в середине второго тысячелетия до н.э. они проникли через перевалы Гиндукуша в Северную Индию и там обосновались.

Ученые пока не нашли прямых связей между ариями и культурой Мохенджо-Даро и Хараппы. А связь-то есть! Арии унаследовали от своих предшественников интерес к игре в кости. Более того, она стала для них страстью. Так, в самом раннем стихотворном памятнике индийской литературы “Ригведе”, созданном еще до первого тысячелетия до н.э., приводится “Гимн игрока” - монолог бедняги, потерявшего из-за пристрастия к игре все свое имyщество. Перечисляя постигшие его беды, он проклинает игральные коcти, но неукротимая страсть вновь влечет его. А в более поздней “Атхарваведе” - условно начало первого тысячелетия до н.э. - повествуется о том, что апсары - нимфы земных вод - за игрой в кости забывали все на свете.

В знаменитом индийском эпосе Махабхарата, истоки устного варианта которого теряются где-то в начале первого тысячелетия до н.э., завязкой сюжета служит вызов на игру в кости. В этом сочинении повествуется о соперничестве двух царских родов Пандавов и Кауравов. Пандав Юдхиштхира принимает вызов от самого искусного игрока в мире, родственника Кауравов Шакуни, и проигрывает не только все свои богатства, но также братьев, жену и даже самого себя!

Среди вставных историй Махабхараты, имеющих лишь косвенное отношение к основной канве повествования, в “Сказании о Нале и Ламаянте”, рассказывается, как герой этой истории Наль, пристрастившись к игре, проигрывает все свое состояние, а также принадлежащее емy царство, и вынужден бежать из родной страны.

В одном из самых древних индийских сочинений о судопроизводстве - книге о законе “Артхашастре”, составленной в первые века н.э., но приписываемой Каутилье - советнику царя империи Маурьев Чандрагупты (конец IУ века до н.э.), - одна из глав посвящена играм. Эта глава удостоверяет, что в Индии существовали даже игорные дома, в которых имелось все необходимое для игры в кости, а наблюдавшие за игрой надзиратели должны были пресекать все попытки жульничества и за плутовство налагать штрафы. Наличие законов, связанных с играми с кости, красноречиво говорит о распространении этих игр в начале нашей эры не только среди высших каст, но и среди широких слоев населения Индии.

Что это были за игры, которыми так увлекались древние индийцы, каковы были их правила? Увы, приведенные нами сочинения этого не раскрывают. Впрочем, из текста можно понять, что для успеха только счастья и удачи было недостаточно.

Искусный игрок должен был уметь ловко бросать кости, быть внимательным, уметь быстро и правильно считать. Важную информацию об играх содержит священная книга буддистов “Брахма-джала сутта” (”Разговоры с Буддой”). Это один из самых ранних буддистских документов, датируемый V веком: до н.э., в котором приводятся слова самого Будды. Перечисляя пустяки, которыми бывают заняты люди, он включает в этот список различные игры. В том числе бросание костей, но первыми называет настольные игры на досках с восемью или десятью рядами квадратов. Итак, известно, различают три основных типа игр с костями - чисто счетные, где нужны только кости, затем игры на доске, где кости должны лечь определенным образом, и, наконец, игры, в которых кости используются для перемещения фишек по полям доски. Нетрудно понять, что термин - бросание костей - относится к играм первых двух типов, а игры на досках с квадратными полями - к третьему типу. Наверняка, это игры вперегонки, где фишки передвигаются по квадратным полям, а цель игры - опередить фишки соперника или соперников.

Добавим, что из “Махабшии” - сочинения грамматика Патанджали, написанного где-то между второй половиной II века до н.э. и началом этой эры, можно узнать, что доску 8х8 называют аштападой, а доску 10x10 - дасападой. Подобные игры на квадратных досках самого различного размера известны в Индии и в наше время.

Так, например, Мээррей в своей книге о настольных играх /1952 г./ насчитывает их более десятка. Это игры “вперегонки”. Чётыре партнера, сидящие по углам доски, или два, сидящие напротив друг друга, бросают по очереди кости и передвигают фишки по доске в зависимости от того, как у них выпадут кости. Для наших последующих умозаключений нам важно отметить, что в Индии были всегда популярны азартные игры с костями, и к нfчалу нашей эры уже существовала игра “вперегонки” на квадратной доске 8х8.

Первое достаточно достоверное упоминание о военной игре напоминающей шахматы, относится к VII веку н.э. Рассказывая в стихотворной форме о знаменитом царе Харше Каньякубже (~647 гг.), правителе северной Индии, его придворный поэт Бана образно отмечает, что при этом правителе «…только пчелы ссорилиcь, собирая росу, стопы отсекались только в стихах и только аштапады учили расстановкам чатуранги». Древнеиндийская сухопутная армия состояла из четырех родов войск. Отсюда название «чатуранга» (четырехсоставная). Когда войска Александра Македонского в 325 году до н.э. проникли в Индию и вышли к берегу реки Джаллам (одному из притоков Инда, то на противоположном берегу они увидели во всей своей красе армию царя Пора (Поуравы) - боевые колесницы, конницу, боевых слонов и пеших воинов. Это и была чатуранга.

Смысл сказанного Баной предельно ясен: во время царствования Харши в стране царил мир и порядок, а воевали только на игральной доске. Из образного языка поэта не совсем ясно, как называлась эта военная игра, но здесь на помощь приходит этимология – оказывается, что на среднеперсидском языке шахматы до VI-VIII века н.э. назывались «чатранг», что является производным от индийской чатуранги.

Итак, можно полагать, что индийская военная игра называлась чатурангой. Здесь стоит отметить, что ни в один период своей истории древняя Индия никогда не была единым государством. В большинстве же случаев число более или менее самостоятельных государств составляло десятки и даже сотни, которые очень часто воевали друг с другом. Весь первый период своего царствования Харша провел в войнах, а мир воцарился в Северной Индии только примерно к 630 году.

И еще одно замечание касательно чатуранги - боевые колесницы с самой глубокой древности были грозным оружием военной аристократии, но уже к началу нашей эры они стали выходить из употребления, а в VII веке, их уже просто не было. Не исключено, что название – чатуранга - в то время уже было связано только с игрой.

Итак, мы видим, что до начала нашей эры на доске 8х8 индийцы развлекались игрой типа “вперегонки”, а в VII веке на той же доске игра уже носила военный характер.

Как известно, в игре “вперегонки”, если фишка одного из игроков попадает на поле, занятое фишкой соперника, т.е. догоняет ее, то последняя снимается с доски и должна начать гонку с начальной позиции. А если представить себе, что эта фишка как бы уничтожается и уже не появляется на доске, то тогда игра “вперегонки” превращается в игру военную, где вместо цели опередить фишки соперника появляется цель их уничтожить. Так что разница не очень велика.

Зная это, нетрудно предположитъ, что военная игра индийцев прототип сегодняшних шахмат и ведет свое начало от игры “вперегонки”, тем более, что эта трансформация просходит на одной и той же доске.

Идея, что шахматы происходят от игры “вперегонки” впервые была высказана американским историком Стюартом Кулиным /1898 г./. Правда, он связывал шахматы с пачизи - игрой индийцев на крестообразной доске, которая кстати, популярна в Индии и сегодня.

“Теория, что шахматы возникли в результате развития более ранних игр «вперегонки»” - утверждает Мэррей, – “включает гипотезу, что какой-то реформатор изменил всю их терминологию для того, чтобы она соответствовала игре военной, и получил согласие своих современников. Я нахожу эту гипотезу невероятной”.

Конечно, говорить о каком-то гениальном реформаторе, который преобразовал в общем-то элементарную игру “вперегонки” в сложную военную игру, было бы бессмысленно. Прошли века, прежде чем из игры “вперегонки” эволюционным путем возникла чатуранга. Попробуем представить этапы этой эволюции.

Для начала обратимся к “Махабхарате” (кн. V, гл.76), где сказано “...как может человек, рожденный в роду кшатриев и владеющий луком, будучи вызван на (игру в кости), отвратиться от нее, если даже ему суждено расстаться с жизнью”.

“Рожденный в роду кшатриев” - это представитель военного сословия, член одной из четырех главных каст древнего индийского общества. Получив вызов на игру в кости, кшиатрий не мог уклониться от игры, как не мог отказаться от вызовa на ратный поединок. Отсюда нетрудно сделать вывод, что для кшатриев игра в кости как бы символизировала сражение, отожествлялась с битвой. Однако из той же “Махабхараты” нам известно, что вооруженные луком и стрелами герои эпоса почти всегда сражались на колесницах.

Если же игру вперегонки” воспринимать как битву, то для кшатриев игральные фишки вполне могли как бы олицетворять боевые колесницы. Если это было действительно так, то превращение игры из гонки колесниц в их столкновение могло стать вполне естественным изменением. Правда, при этом должна была произойти еще одна небольшая трансформация в игре вперегонки” фишки вводились в игру постепенно, в зависимости от выпадения костей. В возникшей военной игре, символизирующей битву на колесницах, фишки (колесницы) уже в начале игры должны были находиться на доске, готовые к бою. В этом случае игра ускорялась, так как отпадал этап введения фишек в игру.

И уж если возникла военная игра, в которой фишки ассоциировались с колесницами, то следующим, естественным шагом было вывести на доску все индийское войско - чатурангу. Тогда игра становилась не только развлечением, но и школой военного искусства. Таким образом, вопреки Мэррею, мы приходим к выводу, что переход от игры "вперегонки" к игре военной теоретически вполне возможен и доказывается чисто логическими рассуждениями.

Первым описал военную игру индийцев среднеазиатский ученый аль-Бируни. Произошло это значительно позже, в ХI веке, когда шатрандж (каково было арабское название шахмат) широко распространился на Востоке и стал игрой широких масс населения. Стоит отметить, что в арабском Халифате уже в IX-X веках лучшие игроки в шатрандж были мастерами высокого класса.

     

Аль-Бируни в своем труде “Индия” /1031 г./, написанном на арабском языке, сообщает следующее: “играют в шатрандж /шахматы/ двумя костями четыре человека. Что касается расстановки фигур на доске, то вот ее изображение (рисунок чуть выше). По той причине, что этот вид шахмат для нас непривычен, я расскажу то, что знаю о нем. Дело в том, что четверо совместно играющих усаживаются вокруг доски по четырем углам доски и между собой бросают по очереди две кости”.

Далее аль-Бируни рассказывает, что каждое из чисел кости соответствует ходу одной из фигур. Игра идет на уничтожение всех фигур, включая короля, причем каждая из них имеет свою цену. Фигуры аль-Бируни называет по-арабски, поэтому я привожу сразу два названия – арабское и современное в скобках.

 

   

Цена шаха (короля) - 5, фила (слона) - 4, фараса (коня) - 3, руха (ладьи) - 2, байдака (пешки) - 1. Если играющий забирает двух шахов, он получает 10 очков, а если трех, то 15, если у него отсутствует собственный шах. Если же его собственный шах сохранился, то он получает целых 54 очка. Это, добавляет аль-Бируни, устанавливается по взаимному согласию, а не по законам арифметики.

Основательный критический анализ текста аль-Бируни производили многие историки, не всегда и не во всем соглашаясь друг с другом. Спор шел вокруг чисто гипотетического вопроса: видел ли аль- Бируни в Индии также игру для двоих или не видел, а спор о том, предшествовала ли четверная игра игре для двоих или, наоборот, сначала возникла игра для двоих, до сих пор не сходит с повестки дня.

Этот спор возник потому, что арабы уже в IХ веке отлично разбирались в шатрандже, бывшем игрой для двоих, в то время как об игре для четверых арабский мир узнал от аль-Бируни только в первой половине ХI века. Кстати, он сам, видимо, не знал название этой игры. Лишь из “Рагунанданы”, поэмы, написанной на бенгальском языке значительно позднее (около 1500 года), стало известно, что игра для четверых с костями, очёнь похожая на игру, описанную аль-Бируни, называется чатурраджи (четыре короля).

На вопрос о том, что было раньше - игра для четверых или игра для двоих, - будет дан ответ позднее, а здесь мне хочется уточнить одно утверждение аль-Бируни. Он сообщает, что если игрок сохранил своего шаха и захватил трех других, то он получит не 15 (5+5+5), a целых 54 очка. “Это устанавливается по взаимному согласию, - комментирует аль-Бируни, - а не по законам арифметики”. Однако, откуда берется число 54? Нетрудно определить стоимость всех фигур трех противников. В самом деле: 5 (шах) + 4 (слон) + 3(конь) + 2 (рух) + 4 (пешки) = 18х3 = 54. Вопреки аль-Бируни, в точном соответствии с законами арифметики. Первым, кто поправил аль-Бируни, был Мэррей, но он не сделал следующего шага. А для нашей гипотезы этот шаг чрезвычайно важен. Ясно, что 54 очка - это победа: у игрока в руках все три шаха противника. Но тогда, рассуждая логично, для победы в игре для двоих достаточно забрать только одного неприятельского короля - иначе говоря, дать ему мат.

И мы приходим к выводу, что идея мата - король получил мат - игра проиграна, автоматически возникает при трансформации игры для четверых в игру для двоих.

Изобретение новой, чисто военной игры узкого круга военной аристократии отнюдь не мешало существованию игр “вперегонки”, которыми увлекались широкие массы населения, хотя доска у них была одна и та же – аштапада. Однако позднее термин “аштапада” на юге Индии, по-видимому, вышел из употребления и оказался замененным “чатурангой”. Отзвуком этого изменения стали названия двух современных игр “вперегонки” в Южной Индии и на Цейлоне - “сатуранкам” и “садурангам”.

Военная игра, которая возникает из игры “вперегонки”, еще не является шахматами: движение фигур в ней определяется путем бросания костей. Нам теперь необходимо установить, как и почему были отброшенные кости? Отказ от костей являлся радикальным, можно даже сказать сильнее - революционным шагом, коренным образом изменившим не только саму игру, но и ее философию. Отсутствие костей привело к тому, что игрок становился хозяином своей судьбы. А исход партии зависел не от того, как выпадут кости, а от разума игроков, сообразительности, ума.

Здесь мы сталкиваемся с очевидным противоречием. Философские и религиозные учения того времени не давали индивидууму той необходимой свободы воли, свободы выбора, которые необходимы при игре в шахматы. Одно из основных положений индийской философии - доктрина о Карме. Согласно верованиям индийцев, перевоплощение (сансара - ортодоксальные индуистские системы) души или личности (буддизм) происходит по законам кармы, причем под этим термином понимается совокупность всех добрых и дурных дел, совершаемых индивидуумом в предыдущих существованиях, определяющая его судьбу в последующих. Карма в настоящем времени уже не зависит от самого индивидуума, но влияет на его настоящее и будущее. У разных философских школ индийцев воздействие кармы на индивидуума различно. Для наших последующих рассуждений важно то, что ни одна из этих школ не дает человеку полной свободы воли.

Если понятие кармы приложить к играм, то нетрудно прийти к выводу, что кости и выполняют в игре как бы роль кармы, фактора, не зависящего от самого игрока, но влияющего на его судьбу.

Здесь самое время отметить, что страсть индийцев к азартным играм хорошо увязывалась с их философией. Именно поэтому отказ от костей и переход к игре, в которой все решал разум человека, действительно выглядел шагом поистине революционным, так как одновременно означал отказ от принципа кармы. Как же такое могло произойти?

И я пришел к выводу, что здесь нужно искать внешнее влияние, воздействие другой цивилизации, другой культуры, представляющей личности необходимую свободу воли, свободу выбора. Пришлось снова обратиться к истории. Еще в VI веке до н.э. Северо-Западная Индия имела самые тесные контакты с Ираном, была частью империи Ахеменидов. Культурные связи Ирана и Северо-Западной Индии с тех далеких времен сомнении не вызывают. Однако Иранская цивилизация вряд ли могла быть источником философоской идеи о свободе воли, свободе выбора. Ведь в религиозных верованиях иранцев предопределение играло не меньшую роль, чем у индийцев. Когда, например, шахматы без костей - игра чистого разума - проникли из Индии в Иран, то там произошло важное изменение фигур - вместо ратхи - колесницы, которой в иранском войске не было, на доске неожиданно появилась птица рух, олицетворяющая рок, судьбу, могущая решить исход боя на любом участке доски.

Нет, революционная для восточных цивилизаций идея свободы воли, свободы выбора из Ирана прийти никак не могла.

Тут я вспомнил, что во время одной из моих поездок в Индию в каком-то музее среди многочисленных изображений Будды я обнаружил у одной из скульптур типично греческий нос. Табличка рядом со статуей сообщала следующую информацию: Северо-Западная Индия II-IV в. н.э. Культурное влияние Эллады было видно невооруженным глазом.

В самом деле, не могли ли греки каким-то образом помочь индийцам отказаться от костей и, тем самым, помочь изобрести шахматы? В средние века в Европе даже бытовала легенда, что именно эллины (некий мифический философ Диомед или враг Одиссея Паламед) дали миру шахматы, но она давно отвергнута историками. А вот вопрос о косвенном влиянии греков на возникновение шахмат как-то не возникал.

И здесь нам придется снова углубиться в историю. Начнем с похода Александра Македонского (327-325 до н.э.) Индийские источники обходят его молчанием. Известно, что в Пенджабе Александр основал несколько греческих поселений, но греки быстро растворились среди местного населения. В конце третьего века до н.э. в Северо-Западную Индию проникли бактрийцы, установив там так называемую индо-греческую династию. В начале новой эры кочевники скифы прорвались в долину Инда, и греческие государства прекратили свое существование.

Несмотря на острые политические события того времени, торговля в Северо-Западной Индии интенсивно развивалась. Приход греков также способствовал ее развитию, ибо привел к установлению новых контактов. Так, например, индо-греческие правители способствовали расширению торговли с юго-восточной Азией и Средиземноморьем.

Очень существенно то, что обмен товарами сопровождался и обменом идей. Расширению контактов между инцийцами и греками способствовало также распространение буддизма, что позволяло грекам и другим неиндийцам легче входить в индийское общество.

Наиболее ярко влияние греческой культуры в Индии проявилось в смешанном греко-индийском стиле Гандхары. Тогда греческий нос появился у Будды, а его мать своим видом стала напоминать греческих матрон. Итак, мы установили, что греко-индийские культурные связи, возникшие еще до нашей эры, в последовавшие века продолжали развиваться и расширяться. Логично предположить, что греки-правители, купцы или простые переселенцы вполне могли принести с собой в Индию свои игры. И с какими же играми пришельцы могли познакомить местное население?

Наличие настольных игр в древней Греции в классический период, начиная с 500 года до н.э., подтверждается литературными источниками, начиная с Гомера. Великий греческий философ Платон (427-347 до н.э.) в своих сочинениях называет две игры - кубейю, игру с костями, и петтейю, игру, в которой уже в те далекие времена кости не применялись, а игроки решали сами, какой фишкой куда пойти. Петтейя была известна грекам до н.э. Каковы же были ее правила?

На квадратной доске играли два человека. Фишки были однотипными, но их число неизвестно. Их было достаточно много, и они заполняли два ряда доски с противоположных сторон. Судя по археологическим находкам, число полей на досках могло быть различным. Передвигались фишки как ладьи в современных шахматах, причем фишка, оказавшаяся между двумя фишками противника по горизонтали или вертикали, могла быть взята. Ясно, что это была военная игра, целью которой было уничтожение фишек противника. Не случайно, что позже, в древнем Риме, она получила название “солдаты”, а затем “разбойники”.

Как, где и когда могла произойти встреча этих двух игр, индийской с костями и греческой без них, встреча, которая, по нашему мнению привела к рождению шахмат.

К сожалению, прямыми доказательствами мы не обладаем, но логично предположить, что это могло произойти в месте с наибольшим греческим культурным влиянием, где происходил наиболее интенсивный обмен идеями, в городах Таксиле или Пуpy-шапур, торговых центрах Гандхары. Может оказаться, что петтейя оказала на игры индийцев двойное влияние. Во-первых, способствовала превращению игры “вперегонки” в игру военную, во-вторых, помогла отбросить кости.