Сбой в игре

Когда правила меняются, игра перестает быть “честной”, теряет смысл для “настоящего” игрока. Но человек с воображением испытывает в этой ситуации особое наслаждение, источником которого является неожиданное чувство свободы от искусственных обязательств и схем, навязанных нам зачастую без нашей воли и согласия. Если законы социальной коммуникации или моральные шаблоны поведения рассматривать как некие логические правила – “…чьи параграфы мойры бесстрастные ткут на безбрежном ристалище игр миллионов…”, – то для настоящего игрока именно сбои будут представлять профессиональный интерес.

Эти слова подтвердит любой бизнесмен – он то заранее организует свое игровое поле и дальше занимается “затягиванием” на него клиентов. Устойчивость и стабильность рынка это важнейшие условия функционирования паутины добровольного участия. Поэтому такое негодование вызывает у малого бизнеса государство, когда на лету меняет правила игры – в основном это, конечно, касается налогообложения. Отнесемся к вышесказанному только как примеру, иначе дело может дойти до защиты прав производителей, потребителей или даже, о Господи, до политкорректности. Да не будет!

Когда происходит смена правил игры, банальность терпит поражение, именно терпит в буквальном смысле, как бы говоря: “Пора уже…” Какое-то время банальность должна выжидать, чтобы определить – все-таки Мюнхаузен перед ней или нет. Крупная же рыба с удовольствием использует эффект мутной воды. Иллюстрации, как обычно, возьмем у старого мастера Авербаха.

Первая история – это скорее анекдот – когда шахматисты играли рюмками с водкой и более слабый, но, очевидно, более хитрый игрок, легко выиграл партию, используя губительную для соперника страсть – неконтролируемую жадность. Скромные способности в этой ситуации сыграли ему на руку, совсем уж вопреки логике игры.

Второй пример – из турнирной жизни, когда несколько равных по силе шахматистов были разведены по двум подгруппам и в полуфинал отбирались по жребию. Случилось так, что реальных соперников вышло, по сути, трое, и выигрывал турнир тот, которому доставался четвертый – очевидная жертва, стабильный источник победных баллов. Мятые комочки бумаги были брошены в шляпу прямо на улице – Авербах тянул за нашего игрока, и победа в трудном шахматном турнире досталась России за счет счастливой удачливости мастера, который не сыграл на этом турнире ни единой партии!

Защита от сбоев это непременная часть системы, которая старается выдать договорные условности за объективные условия. Такая система необязательно является государством, просто в России особая эгрегориальная данность исторически обуславливает социологическую ментальность – примеры подбираются сразу из только что прозвучавших на всю страну безобразий. Любая договорная система имеет узловые точки, слабые места так любимые юристами и крючкотворами из прокуратуры, и эти резонансы, ключи к внешнему управлению, обычно находятся под пристальным вниманием. ГАИ наиболее тщательно контролирует вышедшие из употребления, но еще неснятые знаки и т.д. Это понятно – услуги в области скользящих шкал и нечетко сформулированных последствий оплачиваются по особому тарифу.

Итак, каждая договорная система имеет набор характерных только для нее ключевых точек, в которых возможен програмируемый сбой. Когда сбой происходит, включается сирена оповещения участников игры о наступлении форсмажорных обстоятельств и прекращении действия прежних договоренностей. Наступает типичный дефолт – перезагрузка. В четырех углах экрана мерцает зеленая предупреждающая надпись “режим защиты от сбоев”, по плоскости шныряют какие-то тени, тщетно пытаясь сохранить свои настройки от всемогущего давления клавиши “Delete”. Великое колесо TORA-ROTA – мельницы Господней или случая, depends on the point of view, делает очередной поворот…